РАДМИР УСАЕВ: Шнур не пьет, а «Мерседес» мне нужен для работы

29 августа 2016    Редакция RB7    3065
Разговор с основателем продюсерского центра о «звездах», концертах, билетах и жизни.

— Как ты пришел в шоу-бизнес и как начинался твой «звездный путь»?

— Я восемь лет работал в Башкирском академическом театре драмы имени Мажита Гафури, это очень серьезная планка для режиссера республиканского уровня. Попал туда еще студентом, по приглашению легендарного худрука Рифката Исрафилова. Но когда Исрафилова очень некрасиво «попросили» из театра (он позже обосновался в Оренбурге), я решил не продлевать трудовое соглашение и тоже ушел на вольные хлеба, создав театральную студию в лицее № 123.

Там интересная ситуация получилась, по ЕТС (единой тарифной сетке) работников бюджетной сферы я имел 17-й разряд, а директор лицея — только 15-й, и вышло так, что я зарабатывал больше начальника (смеется). Слава богу, директор по этому поводу не переживал, да и в творческом плане успехи тоже были, дети попались талантливые, взять например Лилечку Курамшину, нынешнюю звезду БСТ. И в этот период ко мне обратились знакомые и попросили наладить контакты с теми, кто мог бы помочь «столичному» шоу-бизнесу «с нуля» построить работу в РБ. Я поговорил с одними, с другими, с третьими... И в итоге выяснилось, что бизнес этот никому не нужен. Пришлось взяться самому. И так как времени на студию стало не хватать, «передал» её одному артисту, а сам с головой ушёл в «звездный бизнес».

— И каких «звезд» привез в Уфу молодой и неопытный «прокатчик» для начала?

— Я подписал договор на концерты с Татьяной Булановой и мега-популярным в те времена телевизионным шоу «Городок», где блистали Юрий Стоянов и Илья Олейников. Причем, с городком сразу на два концерта, один в ДК «Моторостроителей», а второй в «Юбилейном». И получилось забавно: Буланову у меня цивилизованно «перекупили», выплатив неустойку и выполнив мои спонсорские обязательства перед третьими лицами. То есть, концерта я не проводил, а денег заработал.

— И тут ты понял, что такой бизнес тебе нравится?

— Еще нет, эти деньги я не в карман положил, а потратил на гастроли «Городка». Кстати, там не все хорошо вышло, надо было ограничиваться одним концертом. А «новые» устроители концерта Булановой погорели, они замахнулись на Дворец Спорта и в итоге не смогли продать нужное количество билетов. Это тоже опыт, на котором я учился. Но главный успех в том, что за те три дня, что я провел с Олейниковым и Стояновым, у нас завязались теплые человеческие отношения, а через эту дружбу появились отношения с другими артистами и директорами, потому что авторы «Городка» искренне рекомендовали меня коллегам, как человека, способного решить все гастрольные вопросы в Уфе. Мне начали звонить и работа пошла. 

— Получается, Стоянов и Олейников стали твоими агентами в Москве и Санкт-Петербурге, на федеральном уровне? Это же настоящие «прямые продажи»!

— Получается так. И при этом я чувствовал себя театральным режиссером, продолжал выезжать на семинары, общался в союзе театральных деятелей и чуть позже... освоил прокат спектаклей. Первый опыт антрепризы был не самым приятным. Я привез прекрасный спектакль, в котором участвовали Ирина Розанова, Сергей Баталов, Сергей Тарамаев, Никита Татаренков и Елена Цыплакова, но ошибся в том, что не ограничился одним представлением в Уфе. Взял на себя еще и Магнитогорск, помочь в котором попросил своего товарища, хорошего актера местного театра...

— Не всякий актер может быть бизнесменом...

— Да, оказалось, что деньги от реализованных билетов просто пропивались и прогуливались. Человек просто «упал в стакан»... Надеюсь, он оттуда выбрался. Так пришло понимание, что в работе надеяться можно только на себя.

— Но теперь-то ты умеешь делегировать полномочия?

— Конечно, сегодня уже все наработано, есть круг партнеров, которых ценю и дорожу ими. На первый взгляд наш бизнес легкий и веселый, но на самом деле мы несем огромную ответственность: перед партнерами, артистами, зрителями. Мы всегда должны держать марку. Зачастую, в условиях плотного гастрольного графика, артисты не успевают познакомиться с городом и его жителями, и составляют свое мнение о Башкирии из общения с сотрудниками моей компании. И только потом выходят на сцену.

— Свой первый автомобиль престижного класса ты приобрел только для того, чтобы на нем встречать приезжающих «звезд»?

— Я только для этого его и купил. Это важно, артист измотан работой и дорогой, и моя задача встретить его с максимальным комфортом. 

— И ты до сих пор лично встречаешь каждого? Сам за рулем, сам размещаешь в гостинице и помогаешь устроиться?

— Обязательно сам. В свое время, в армии, командир взвода сказал мне: «Радмир, твое будущее в сфере человеческих отношений!» Я долго не понимал, что это за сфера такая? Казалось, я в театре, ставлю спектакли, выстраиваю отношения, значит, вот оно? Но только занявшись нынешней своей деятельностью, понял, что армейский командир действительно имел ввиду не работу политрука! (Смеется) Теперь я общаюсь 25 часов в сутки, и мой бизнес зависит от выстроенных отношений с партнерами, СМИ, заказчиками, коллегами-прокатчиками и артистами. В моем бизнесе нужны долгосрочные отношения. Упрощенно говоря, мне нужны договоренности, позволяющие получать «объемные скидки» на каждом этапе подготовки событий, иначе стоимость корпоративного мероприятия или цена билета на концерт взлетит до небес. Да и сами мы периодически дисконтируем, делаем очень большие скидки на билеты по системе «интернетных купонаторов» по договоренности с профкомами предприятий. И здесь тоже забавно случается, такая продажа со скидкой кем-то востребована, а кому-то не нужна. Вот работники «Йомарта» и «Полушки» охотно пользуются шансом посетить концерт вдвоем по цене одного билета, а работникам банковской сферы этого не надо. Не престижно, наверное (смеется).

— А какой потолок цены приемлем для уфимского зрителя? Где грань между «обязательно куплю билет» и «не пойду, потому что дорого»?

— Нет такой грани, зритель либо хочет на концерт, либо нет. На каждое мероприятие «РАДУС» всегда делает «ценовую вилку». Если это выступление «звезды» первой величины, то это билеты стоимостью от тысячи рублей до пяти тысяч. Спектакль или «звезда» попроще от семисот рублей, что приемлемо, до трёх тысяч. Причем наши цены несравнимы с московскими, где на тех же артистов билеты доходят порой до 50 тысяч, а VIP ложа находится от сцены дальше, чем последний ряд в любом из наших Дворцов культуры.

— Сейчас твои обороты несоизмеримо выше тех, что демонстрировал «РАДУС» начала века?

— Про финансовую сторону ничего не скажу, а вот объем работ увеличился в разы. Мы выросли и много чего умеем делать на высоком уровне. По мнению наших московских партнёров, мы входим в пятерку лучших прокатчиков в России. Периодически получаем подтверждение признания наших деловых возможностей на международном уровне, например, так было с гастролями шведской группы «Ace of Base». В прессе музыканты назвали Уфу лучшим городом, который им удалось посетить в гастрольном туре по России. А я узнал об этом, благодаря звонку из США. С ними интересно было, ребята поначалу искренне считали, что едут «в деревню», но российская «культурная периферия» шведов приятно удивила. Зря они везли кучу оборудования, звук и чуть ли не «свет», только проблем на таможне заработали. У нас же есть свое, прокатный бизнес уже давно отстроен, да и их проблемы с неправильно оформленным грузом именно мы решили оперативно.

— Почему в Уфе так мало концертов настоящих звезд первой величины? Почему в той же Казани мировые знаменитости гостят с завидной регулярностью?

— Я думаю, дело в заинтересованности руководителей города. Точно знаю, «звездам» включается «зеленый свет» на высоком уровне принятия решений, дело доходит до прямых субсидий на проведение таких концертов, не говоря уже о поиске и «назначении» спонсоров. Если город хочет культурной жизни, он ее порождает сам. И как итог, жители окрестных городов приезжают в Казань на концерт знаменитости или другое событие, живут несколько дней в гостиницах, тратят деньги и знакомятся с местной культурой. А у нас система, которая мне не совсем понятна. Деньги на проведение концертов «кому-то» выделяются, но в итоге «закапываются», уходят в никуда. Допустим, Спиваков к нам как в родной дом приезжает...

— Так это же хорошо, Спиваков мировая знаменитость!

— Не спорю, но я не с этим не согласен, а с тем, что в зале в этот момент от силы триста человек! При таких расходах! Спиваков привозит прекрасный инструмент, как бы в подарок победителю конкурса, но мы то знаем, что эту скрипку наш минкульт выкупил у того же Спивакова за очень большие деньги. Вот я и думаю, правильно ли это? Или вопрос с приездом Максима Дунаевского.

— Дунаевский был в Уфе?! Почему я не знал об этом?

— Значит так было сработано, что знали не все, ошибка организаторов. Но главное, что были израсходованы бешенные деньги, и гонорарная часть выступления этого прекрасного композитора, который с удовольствием выступает за очень разумные 150–200 тысяч рублей, была превышена в разы. Зачем? Для чего? Кто придумывает дополнительные расходы?

И вообще, может нам пересмотреть некоторые моменты, и поначалу тратить такие суммы на более «попсовые» проекты, способные собрать в разы больше публики?

— А ты не боишься стать персоной «нон-грата» в некоторых кабинетах после подобных рассуждений?

— А чего мне бояться? Я ж по-честному много лет работаю, и всем структурам всегда готов помочь в проведении событий и концертов. Иногда случается, что не расплачиваются. К примеру, срочно просят организовать концерт, за неделю до даты мероприятия, естественно, договора чисто физически не успевают подготовиться. Работаешь «за честное слово», тратя свои деньги, ибо принцип «звезда поет по предоплате» в Москве никто не отменял. А потом долги забрать не можешь, тем более о заработке предприятия речи не идет, ибо в кабинетах уже другие люди... (смеется).

— Самая большая знаменитость, с которой приходилось работать?

— А кто для тебя такими являются?

— Ирландские «U2», норвежские «A-ha», покойный Майкл Джексон...

— С такими не приходилось... С Киркоровым вели недавно переговоры, но... там все слишком... скажем так... экстравагантно... (смеется). С Сергеем Шнуровым плотно контачим, но это не значит, что каждый концерт Шнура в Уфе провожу я, это бизнес, даже его гастроли надо просчитывать. Но общаемся прекрасно и с ним, и с его музыкантами, с которыми случалась в Уфе масса историй, вплоть до угона моей машины. Но я об этом здесь не расскажу (смеется).

— В чем секрет Шнура?

— В его интеллекте. Он очень умен, эрудирован и вне сцены практически не «матюкается». Да и пьет он так... что это одно название. По его просьбе мы ему вместо водки в бутылку наливали мартини с водой. 

— Это же страшный секрет, ты сейчас разрушил образ главного хулигана российской сцены!

— Ничего страшного, Шнур это переживет.

— А кого бы ты сам хотел обязательно привезти в Уфу?

— Адриано Челентано! Это моя давняя мечта! Мой сын живет в Милане, мы с ним вместе проводили встречу с продюсерами, но... Маэстро Челентано не летает самолетами. И по этой причине отказывается даже от очень больших гонораров за возможные концерты в России. Жаль.

— Ты дружишь с семьей Агутиных. Скажи, их союз — это бизнес или настоящая любовь?

— У них все по-настоящему, хоть и разные люди совсем. Лёня любит прохладу, Манечка (Анжелика Варум) обожает тепло, мы их даже рассаживаем по разным машинам. Маша мне не раз говорила, что если бы не Леонид, она бы никогда не вышла замуж. И он к ней относится так, что нет сомнений, это любовь. Я стараюсь привозить их в Уфу раз в полтора года, и это отлично, что зрители имеют возможность получить совместный концерт сразу двух звезд.

— Скажи по секрету, много ли в Уфе заказчиков, способных привезти на свой юбилей или на свадьбу детей «звезду» эстрады?

— Хватает. Третий кризис на моей памяти, но желающие сделать приятное себе или гостям никуда не деваются. Кто-то хочет доказать свою крутость, кто-то просит организовать «закрытый» концерт кумиров молодости а кто-то просто для радости друзей, от всей души дарит общение со знаменитостью своим гостям. И это хорошо.


— В мире музыкального радио есть мнение, что ротируемые песни — всего лишь средство заполнить эфир между проданными блоками рекламы. Артист на банкете тоже может рассматриваться как заполнитель паузы между поздравлениями юбиляру. Хватает ли в Уфе артистов, способных ярко отработать пару-тройку выходов на корпоративах? 

— Хватает, причем я всегда предлагаю заказчику только тех, в ком уверен на 100 процентов. Артист должен уметь заставить гостей «вынуть голову из тарелки», отвлечь от угощения, заинтересовать публику. Для этого надо обладать талантом и некоторыми навыками, обновлять репертуар, придумывать новые номера и легко вписываться в предлагаемые условия. Вот возьми, к примеру, Геннадия Родионова. Он истинный профессионал и личность, это слышно в его голосе, и он готов решить любую задачу. Вчера он пел в театре, сегодня в детском саду, а завтра в Кремле. Он умеет «забирать» любую публику, и не удивляйся, я уверен, дети в садике его примут за настоящее «солнышко».

— У тебя прекрасная семья, красивая жена и замечательная дочь. Все эти проблемы, нагрузки, суета и работа — это ради них?

— Это ради себя, я мужчина, я реализуюсь в своей работе. Это моя жизнь, которая, конечно же, не ограничивается только работой. И умница-жена уже давно — правая рука в моем бизнесе.

— И каким будет продюсерский центр «РАДУС» через двадцать лет?

— Процветающим, потому что он будет в руках жены и дочери. А я буду путешествовать, еще не весь мир повидал.

Беседу вел Азамат Муратов.

Комментировать